Проблематика инклюзивного, коррекционного образования и «Инклюзивной молекулы»

Публикуем полный текст комментария, данного АСИ, но не вошедшего, к сожалению, в этом виде в материал:

Спорить с тем, что «Инклюзивная молекула» — очень важный проект для всех детей с РАС – довольно трудно. Но хотелось бы отметить следующее. Модель ресурсных классов была изначально разработана и запущена до старта «Молекулы» и успешно развивается также и помимо проекта. Опыт открытия ресурсных классов распространяется активным родительским сообществом и прогрессивными директорами образовательных организаций – в этом учебном году в Москве, в том числе с нашим участием, появилось несколько новых ресурсных классов вне рамок «Молекулы», и в 2017-2018 году будут открываться другие. Помимо ресурсных классов, развиваются «автономные» классы и группы, и другие вариативные формы образования и инклюзии. Ведь детей с РАС, нуждающихся в создании специальных образовательных условий, на порядок больше, чем может вместить пилотный проект. И эти дети не могут ждать. Также отметим, что во всех школах, вошедших в ту же «Инклюзивную молекулу», ситуация разная. Есть очень позитивный опыт: где-то все тьюторы приняты в штат, а в новых ресурсных классах директора готовы и принимают на работу кураторов по прикладному анализу поведения, где-то ситуация более сложная и неустойчивая. Поэтому мы считаем, что проблемы в письме обозначены слишком узко. Для нас более актуальными являются вопросы, которые касаются не только участников проекта «ИМ». Вместе с другими общественными организациями «Контакт» работает над устранением общих барьеров, которые мешают всем — и «молекулам», и не молекулам, они затрагивают всех детей с ОВЗ. Принципиальных и основных моментов, на которых сосредоточено наше внимание —  три, и большая их часть должна быть обращена к федеральным и региональным ведомствам:

1. Изменение САНПИНов и нормативных актов Министерства, регулирующих создание спецусловий для детей с РАС.

2. Изменения порядка подушевого финансирования. Сейчас коэффициенты «привязаны» к нозологии (диагнозу) и наличию инвалидности. На наш взгляд (и это отражено в резолюции 2 Московского съезда родителей детей-инвалидов), в расчете коэффициентов нужно учитывать перечень особых образовательных потребностей (ООП) и адаптированную программу ребенка. Это резко повысило бы качество и увеличило бы количество мест, где готовы работать с детьми с ОВЗ.

3. Создание методических рекомендаций о вариативных формах и специальных методиках образования детей с РАС от Министерства образования РФ, в которых будут описаны все формы, включая и ресурсную зону, и применение АВА. Необходимо также разработать порядок юридического оформления ресурсных классов в соответствии с действующим законодательством – ведь сейчас каждая школа вынуждена изобретать свой велосипед, при этом не факт, что за «езду» на этом велосипеде он не будет оштрафована контролирующими инстанциями. Возможно, также стоит убрать некоторые запрещающие знаки и расширить возможность маневра для педагогов, адаптирующих стандартные образовательные программы для очень нестандартных детей.

1 марта на заседании Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере член Совета Елена Клочко озвучила проблемы, которые возникли в связи с введением новых САНПИН. Ольга Юрьевна Голодец дала поручение запросить ответ в Роспотребнадзоре. Надеемся, что дело внесения изменений в этот нормативный акт наконец сдвинется с мертвой точки.