«Мы всей семьей ели!»

27 октября 2016

Проект комнат социально-бытовой ориентации для детей с РАС, в школьном обиходе «кухня», работает второй год.  Усилиями родительской организации «Контакт» при Центре психолого-медико-социального сопровождения детей и подростков была оборудована комната со всем необходимым  —  от разделочных досок и ножей до микроволновки, духовки и чайника. Московский педагогический государственный университет пошел навстречу, оплатив рабочее время психологов и тьюторов. Что же получилось?

Я держу в руках рецепт бананового хлеба.

— Получается довольно большой кексик, — говорит психолог, ведущая занятия.

— На вид не очень, но на удивление вкусный! – говорит про результат одна из мам.

В рецепте подробно и доходчиво описан и даже нарисован (для тех, кто еще плохо читает) каждый шаг приготовления. Как размять банан, как просеять муку, как подготовить форму,  на какую силу включить микроволновку. Лист с рецептом каждый ребенок получает в распечатанном виде и уносит домой в папке. Можно повторить дома. Каждое занятие – новый рецепт. В октябре были еще фаршированные помидоры и чесночные гренки.

DSC_0164    DSC_0160

— На всю школу гренками пахло, ммм! – мечтательно говорят мамы.

Сейчас детей с РАС, посещающих занятия по социально-бытовой ориентации, 10 групп. Это примерно 50 человек. Группы намеренно делаются небольшими. Еще перед началом занятий психологам центра пришлось выполнить непростую задачу – распределить  детей так, чтобы внутри каждой группы не искрили темпераменты. Конфликты между детьми с РАС бывают очень острыми, а допустить скандал в ситуации, где у каждого в руке нож или вилка – опасно. Ведь часто ребенка с РАС не учат хозяйству дома даже не потому, что он не мог бы нарезать хлеб или пожарить яичницу, а потому, что боятся подпускать к плите и острым предметам.

Психолог не только учит детей держать инструменты и смешивать компоненты будущей начинки. Она показывает им, как сотрудничать.  Можно разделить операции. А если стало скучно, можно поменяться – теперь ты чистишь, а я режу.  Нужно быть осторожным с острым и горячим. Нужно учитывать, что в небольшой комнате несколько человек, и никого не облить, не обсыпать мукой, не уколоть. Для нас с вами задача такого же уровня сложности – это обсуждать планы на завтра по телефону,  сидя за рулем, одновременно решая в блокноте квадратное уравнение.

Все те навыки и умения, которые нормотипичный ребенок получает, просто помогая дома на кухне, ребенок с РАС может получить, только если специально подготовить весь учебный контекст. Ведь основная проблема всего аутичного спектра – это затруднения с получением информации от других людей.  Так что угощение, приготовленное своим руками, которое ребенок приносит домой в контейнере – один из важных шагов к самостоятельности, которая так трудно дается людям с РАС.

IMG_0068 IMG_0066

Даже нормотипичный ребенок вовсе не наверняка сумеет повторить последовательность действий, которые у него на глазах множество раз делала мама: все мы в детстве читали «Мишкину кашу», а многие помнят собственные истории о том, как «просто» готовить. Тем более для ребенка с РАС, основная проблема которого – затруднение, а то и невозможность обыкновенного обучения через общение, крайне важно получить конкретные, практические знания о сложном мире ежедневной еды. Почему масло бывает сливочным, а бывает – подсолнечным? Какое к этому имеет отношение подсолнух из учебника «Живой мир»? А сливы точно ни при чем? Неужели изюм имеет какое-то отношение к винограду? Что значит – вода из него испарилась?  Куда испарилась? Эти вопросы, которые обычный ребенок задает, едва обучившись речи, для ребенка с РАС – огромная победа, возникшая мотивация к общению, к коммуникации.

Екатерина, психолог центра, считает, что кроме тренировки мелкой моторики, кроме сенсорной новизны (есть дети, которые на кухне впервые в жизни согласились попробовать или хотя бы понюхать какие-то продукты) и навыков новых действий с инструментами, кроме опыта совместной работы с товарищами; и даже кроме уверенности в своих силах, которую обретает ребенок, угостивший семью собственным кексом – кроме всего этого комната СБО еще оказывается мощным диагностическим инструментом. В школе дети постоянно отрабатывают одни и те же навыки, и порой в школьном контексте трудно догадаться, что ребенок не понимает, как держать нож, боится муки из-за ее консистенции или тяжело переживает прикосновение к очищенному банану — фу, скользкий! А ведь только четко понимая структуру дефекта у каждого конкретного ребенка, психологи могут надеяться подобрать ему действенную помощь.

— Конечно, они убирают за собой стол, складывают грязную посуду в раковину, — говорит психолог Мария Валентиновна, — но сами не моют. Мытье посуды – тоже очень большое дело,  многие дети не знают и не чувствуют движений, которыми надо отжимать губку, выдавливать моющее средство. Значит, движения надо отрабатывать. Это отдельное занятие, но мы пока не придумали, как его провести, но думаем об этом.

— Он принес этот кекс домой, сам порезал и всем раздал, — говорит мама, — и ему нравится готовить! Я начала надеяться, может быть, он сможет освоить готовку как профессию, он же делает все так аккуратно.

IMG_0072 DSC_0633

Социально-бытовая комната не обеспечит ребенку с РАС полную адаптацию. Но возможность надеяться – тоже немало.

Ася Михеева

25.10.2016